Уважаемые коллеги!
Большая просьба разместить на Вашем сайте заметку, содержащуюся в прилагаемом файле. Это – своего рода ответ на комментарий Б.Прокопьева к манифесту.
Н.Варновский


Обман

В NN 47-48 "БиМ" опубликован некий материал, якобы от моего имени. Я и в самом деле посылал Б. Прокопьеву манифест... больше года тому назад. Его текст в электронном виде можно найти на сайте probeg.narod.ru1. После длительного молчания Б. П. вдруг решил напечатать манифест, но при этом разделил его на части, сократил и "уделал" до такой степени, что ни о каком моем авторстве речи быть не может.2 Вероятно, все это было предпринято, чтобы оправдать появление на страницах журнала весьма пространного комментария "от реакции". Цель очевидна - раскритиковать и дискредитировать манифест. Если вдуматься, то достигнута прямо противоположная. Для ряда положений манифеста лучшей иллюстрации и нарочно не придумаешь.

С моей стороны непростительной ошибкой было решение направить манифест в "БиМ". Видимо, это издание больше подходит для публикации баек.

Комментарий Б. П. не заслуживал бы никакого внимания, но выяснилось, что люди, не слишком искушенные в юридических вопросах, сбиты с толку и воспринимают комментарий чуть ли не как истину в последней инстанции.

Пришлось вновь взяться за перо. По указанным выше причинам у меня не возникает даже мысли разбирать содержание комментария. Ограничиваюсь лишь разъяснениями по поводу законов.

Во всех отраслях знания встречаются сочинения, написанные авторами, которые плохо знакомы с предметом. В одних областях человеческой деятельности таких сочинений больше, в других меньше. Но есть две темы, которым особенно "повезло". Действия футбольных арбитров обсуждают на каждом углу, в основном те, кто ни разу в жизни не держал в руках правила игры. А правовые вопросы - те, кто имеет весьма смутное представление о юриспруденции. С легкой руки безграмотных журналистов из некоторых СМД, у нас "любая кухарка" свободно жонглирует такими терминами как "закон", "правовой акт", "правовое пространство" и т. п.

Всякий, кто взялся писать о предмете, с которым практически не знаком, обманывает читателя. Обманывает и Б. П. Вероятно, непреднамеренно, но это не оправдание.

Не ведая не твори, а то натворишь...

Может быть это и не самое интересное занятие, но нам предстоит познакомиться с некоторыми азами юриспруденции.

Начнем, для разминки, с вещей почти анекдотических. Я никогда бы не подумал, что рассуждая о законах, можно в качестве примеров ссылаться на приказы! Здесь даже не нужны никакие специальные знания. Достаточно просто задуматься, для чего существует разделение властей на законодательную и исполнительную.

Далее, в манифесте совсем не случайно речь идет именно об УК. Большинству бегунов, наверное, знакома такая песенка: "если с вами что-нибудь случится, всех в тюрьму посадят". Как можно отправить, на законных основания, человека за решетку, если он не совершал никаких деяний, предусмотренных статьями УК?

Единственное положение в комментарии, с которым можно безусловно согласиться, - это призыв к уважению к закону. Вот только переадресовать его надо, в рассматриваемом контексте, законописцам. По мнению Б. П. и Ко, все что спускается сверху, по определению законно. Но у власть придержащих всегда есть искушение, а зачастую и возможность, облечь в форму закона свой шкурный интерес, собственную блажь, и т. п. Тому в истории мы тьму примеров слышим. Согласно Б. П., благодарные верноподданные должны воспринимать все это с чувством глубокого удовлетворения. Что ж, в этом нет ничего нового, данный принцип законотворчества известен со времен античности и был сформулирован еще юристами Древнего Рима в следующем виде: in servum omnia licent. По отношению к рабу все дозволено.

В отечественной истории был замечательный пример, иллюстрирующий данный принцип. Некий деятель, сидевший на императорском троне, указывал, какие наряды должны носить жены государственных служащих каждого из рангов, в каком часу подданные должны пробуждаться, в каком обедать, когда отходить ко сну и т. п.

Вероятно, Б. П. даже не догадывается, что существует и другой принцип законотворчества, осознанный передовыми мыслителями также еще в древности. В наиболее сжатой и ёмкой форме его можно сформулировать следующим образом: правовому регулированию подлежит только то, что нельзя не регулировать.

Выбор в пользу второго из принципов является важнейшим признаком, отличающим цивилизованное государство от диктатуры, или, как ныне стало модно выражаться, государство правовое от тоталитарного.

Продолжим про азы. Всякое законодательство является насилием над человеком, ограничивающим его права и свободы. Но оно служит основным компонентом той системы, которая делает человеческое общество именно таковым, а не всего лишь одной из многочисленных популяций животного мира.

Строго говоря, необходимость в существовании законов ниоткуда не следует. Просто за всю историю человечества ни один мудрец не придумал, как обойтись без них.

Некоторые ограничения прав и свобод граждан, вводимые законами, не самоцель, а средство защиты более фундаментальных прав и свобод других. Если закон ограничивает свободу убивать и грабить, то мнение касательно его необходимости будет единодушным, хотя по вопросу о наказании за преступления общей точки зрения никогда не достичь. С другими законами ситуация менее очевидна. Правильно оценить закон можно лишь в том случае, если рассматривать его как компромисс. Сопоставьте неудобства, причиняемые всем членам общества требованиями закона, с теми последствиями, которые неизбежно или вероятно возникнут, если закон отменить и все пустить на самотек. Не буду утомлять читателя примерами. Они очевидны.

Наконец, уважаемые коллеги, мы добрались до центрального момента, ради которого и предпринимался весь экскурс в юриспруденцию. Ситуация со справками коренным образом отличается от того, что обсуждалось выше. Суть в том, что наше участие или неучастие в пробегах, и все что там с нами происходит, ни в малейшей степени не затрагивает интересы ни других граждан, ни государства. А потому относится исключительно к той сфере, которая называется ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ человека, и в цивилизованном государстве никакому правовому регулированию не подлежит в принципе.

Чтобы быть до конца точным, замечу, что вмешательство в личную жизнь, и притом на вполне законных основаниях, все же возможно, но лишь в специальных ситуациях: тюремное заключение по приговору суда, признание лица невменяемым на основании заключения психиатрической экспертизы и т. п.

Во всех остальных случаях действует принцип неприкосновенности личной жизни. Этот принцип относится к категории вечных общечеловеческих ценностей; за его соблюдение прогрессивные силы ведут постоянную борьбу с реакционерами всех мастей. Принцип неприкосновенности личной жизни ставит рубеж, перешагнув через который рассуждать о какой-либо законности неуместно. Человеческое общество, ради которого и пишутся законы, исчезает, остается что-то больше похожее на стадо баранов.

Вывод из всего сказанного очевиден. Любой "закон" о справочном маразме является беззаконием.

Для тех, кому аргументация, изложенная в данной заметке, покажется слишком запутанной, приведу еще один, простой и понятный аргумент. Всякий "закон" о справках напрямую противоречит пункту 2 статьи 29 Всеобщей Декларации Прав Человека. Цитирую формулировку этого пункта.

"При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требования морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе".

Можно было бы продолжить экскурс в Декларацию. Там есть и другие интересные положения. Можно было бы привести и иные аргументы. Но на этом поставлю точку. Окончательную. Надеюсь, уважаемые коллеги, все ясно. Если же вдруг появится новый комментарий "от реакции" я на него реагировать не стану. Нет ни времени, ни желания анализировать попытки обмана.



Примечания:
1. К сожалению, администрация сайта probeg.narod.ru (теперешний адрес - probeg.org) отказалась разместить Манифест на сайте, объяснив свой отказ тем, что они "публикуют только факты, но не мнения".
2. Манифест без сокращений и искажений
можно найти тут.

домой